предельная глубина

Социофобия и жажда общества.

Я не раз говорил о пользе самодостаточности и убытках привязанности. Эта статья что-то вроде оговорки. Искатели, увлеченные психологией и эзотерикой, часто возводят самодостаточность в ранг обязательного для достижения идеала, а привязанность воспринимают паршивым изъяном. И кроется за этим маневром обычно оправдание собственной социофобии (страха перед обществом).

Далее буду говорить о значении общества для отдельной личности. Начну немного издалека.

С незапамятных времен особи, склонные к уединению, отрывались от стада, поэтому хуже выживали и размножались. В итоге свои гены, содержащие самодостаточность и бесстрашие, не успевали передавать потомкам.

Особи неравнодушные к отношениям размножались активней, и передавали по наследству свой страх одиночества будущим поколениям. Преемники процеживали страх своей психикой по новому кругу: отфильтровывались гены оторванных от стада индивидов, и закреплялось наследие особей, привязанных к компании.

Представьте остров с обитателями. Часть островитян стремится остров покинуть, а другая на нем остаться. Оставшиеся дают на острове потомство детей, которые наследуют гены родителей, и в том же семейном духе цепляются за привычное пространство. Через десяток поколений уже никто уплывать с острова не хочет, потому что все его население это наследники предков, пожелавших остаться.

Теперь представьте, что остров это жизнь на земле. Здесь остаются и передают свой генотип обитатели, склонные заводить отношения и размножаться.

Жажда отношений, проходя через тысячи поколений, снова и снова закреплялась, усиливалась и обрастала богатой палитрой новых оттенков. Их-то мы и зовем обобщенно любовью.

Теперь вспомните, какое влияние любовь оказывает на все-все в жизни. Загляните в себя. Ваш ум апогей кристаллизованных инстинктов выживания и размножения. Все, что вы чувствуете отборное наследие древности.

В современном человеке любовь и страх стали центральными стимулами души. Они засели так глубоко, что намерение их превзойти это чаще всего самонадеянная наивность; а предельная одухотворенная самодостаточность красивый фантастический идеал.

Мы потомки древних островитян.

Социофобия

Прямое столкновение с одиночеством вызов для крепких духом. Проще этот страх покрывать общением с друзьями и близкими. Это естественно. Но душа на этом не успокаивается; она требует от личности и совладания с одиночеством, и коммуникабельности одновременно.

Иначе, если не принят вызов одиночества, любые возможные отношения этим страхом отравляются. А если не принят вызов общества, в душе укрепляется тревожный фон такой неприятной правды, что уединение вовсе не сознательный выбор, а вынужденное бегство от мира из-за своей несостоятельности в отношениях с ним.

Самодостаточность, заправленная социофобией, всего лишь красивая маска, а по сути вывернутая наизнанку, жажда общества.

Социофобия это не боязнь общества самого по себе, а страх оказаться в его глазах никчемностью, отбракованной социальным естественным отбором. Наедине с собой затворник может мнить о себе, что угодно. А столкновение с людьми грозит ему нелестными сомнениями на свой счет. В итоге проще продолжать замыкаться.

Боязнь сцены, новых знакомств и непривычных условий, все это избегание проверки своего самомнения в деле. А чем жизнь компактней, тем проще мнить себя в ней особенным.

Корень неуверенности неустойчивое мнение о себе и своих реальных качествах. Колеблющаяся самооценка, расположенная проваливаться к низким рейтингам, главная причина ранимости и последующей стесненной жизни, где только и удается удерживать чувство собственной важности. На progressman.ru этой теме посвящен целый раздел.

Социофобия лечится самопознанием при помощи чуткого самоанализа и в полевых условиях живой коммуникации, когда встречают страх лицом к лицу.

Опытные островитяне

Только человек, уверенно контактирующий с обществом, может быть от него независим. Опытный рыбак не переживает о сорвавшейся с крючка рыбе он знает, что поймает еще. Успешно коммуницирующий человек не переживает о разорванных связях знает, что наладит новые.

Поэтому для социальной уверенности важно удостовериться в своей способности заводить и выстраивать новые связи (с друзьями и возлюбленными). Иначе любые возможные отношения становятся токсичными от страха оказаться никому ненужным (ничтожеством).

Сильная личность умеет устраивать радости своими силами: собирать любимых людей и создавать сферу для совместного досуга. Конечно, это не самодостаточность Будды. Но, если угодно, необходимая к ней ступень. На этом этапе страх одиночества заметно отступает.

В прошлой статье я предлагал визуализацию жизни без страха. Вот еще одна:

Представьте, каким может быть ваше счастье в реальных условиях. Уделите фантазии хотя бы минуту. В такой жизни могут быть, например, материальное благосостояние и большой дом с друзьями вашего уровня развития, где царит тепло и понимание.

Появляется ли у вас мотивация двигаться к желанной жизни? Если нет, тогда спокойно признавайте, что сегодняшние условия устраивают.

Умные люди сталкиваются с искушением питаться из кормушки насмешливого цинизма, где радостное и светлое обесценивается еще один способ оправдания страха своей недостойности желанного (общества).

По социальным сетям бродит, якобы информация из The Washington Post о значимости дружбы. Утверждают, что она для здоровья и долголетия важнее диет и физических занятий. А реальный оздоравливающий эффект дружба оказывает только при личном контакте. Онлайн-общение не катит.

Даже если эта информация новостная утка, она все равно не лишена правды. Психика из глубин души радуется обществу равных себе. Неважно почему дань инстинктам, или высокая любовь; главное, это работает. А психосоматическое влияние души на тело уже научный факт.

Поэтому, как бы простовато ни прозвучало, берегите друг друга.

Игорь Саторин
Источник:

Article By :

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *